Краткость — сестра обмана

Краткость — сестра обмана

Сложившаяся в информационном пространстве практика по обнародованию данных электоральных опросов, при которой на первом месте оказывается не сам срез данных, а их презентация, на деле способствует лишь вводу в заблуждение этого самого информпространства.

К идее подготовить специальный материал подтолкнули результаты опроса, которые не так давно мне как социологу предложили прокомментировать харьковские журналисты. На первый взгляд, ничего необычного – обыкновенный уличный опрос, посвященный электоральным настроениям жителей Харькова и датированный октябрем минувшего года, если не брать во внимание то обстоятельство, что авторы исследования – студенты 4 курса. В предшествовавшие этому два года «Украинский социологический стандарт» проводил в Харькове исследования как раз по данной теме. В минувшем же году поддержать традицию не получилось, так что выходило все так, словно авторы исследования подхватили инициативу, удовлетворив запрос СМИ на свежие данные. При этом проводившие опрос двое студентов-вундеркиндов Харьковского университета, видимо, так стремились поскорее заявить о себе в ипостаси публичных социологов, что перед обнародованием своих данных не подумали хотя бы проконсультироваться со специалистами на предмет корректности заявленной методологии, а также тех аналитических выводов, которые они предложили общественности города Харькова. В результате в информационном пространстве все-таки оказались выкладки, в соответствии с которыми динамика электоральных предпочтений по тем или иным политсилам за год до выборов выводилась сопоставлением актуального рейтинга среди всех опрошенных и результатов последнего голосования в Верховную Раду в 2007 году по Харькову. Тем, кто не улавливает подвох, поясню: в анкете напрочь отсутствовали вопросы-фильтры, имеющие целью точнее отразить будущую явку, сквозь призму которых затем, при помощи двумерных распределений собственно и должен делаться прогноз результатов голосования. Вместо этого авторы сочли достаточным отбросить 23% респондентов, что по шкале-списку партий отметили пункт «не приду голосовать». И это если не заострять внимание на иных, более специфических огрехах в методологии, выдавших в авторах исследования новичка.

Подобное дилетантство еще можно простить студенту (у него есть время и возможность на университетской же скамье, сделать работу над ошибками, не нанеся существенного ущерба имиджу своей альма-матер). Но как воспринимать в этом плане многочисленные данные их многоопытных коллег, которые теперь за год до очередных выборов под прикрытием брендов ведущих исследовательских центров, по сути, повторяют ошибку молодых честолюбцев, запуская в «эфир» все новые и новые политические рейтинги? Так, встречаем в конце февраля на сайте журнала «Фокус» данные небезызвестного Центра СОЦИС, переданные УНИАН, согласно которым «Виктор Янукович лидирует по уровню электоральной поддержки на должность президента Украины (16%)». Далее перечисляются цифры поддержки прочих фаворитов гипотетической президентской гонки с указанием динамики их рейтингов. О том, что это не какое-то там исследование, а именно замер электоральных настроений в ситуации президентских выборов, нам окончательно открывает глаза фраза: «электоральное болото» составляет 37,6%. Напомним, что «электоральное болото» составляют респонденты, которые: планируют голосовать против всех; не планируют голосовать; не дали ответа».

Удельный вес респондентов, обозначенных этим обидным «электоральное болото», не оставляющим шансов миллионам сограждан на попадание в угол зрения данного исследования лишь на том основании, что они разочарованы всем, что связано с политикой, весьма солидный, а значит, в глазах большинства экспертов данные опроса должны казаться надежными. Все? Нет, не все. Конечно же, можно принять во внимание, что сложившуюся практику ретрансляции социологических данных в виде таких вот лаконичных «молний» от информагентств диктует время. Рассеянный взгляд даже самого заинтересованного почитателя тематики общественного мнения, не станет долго задерживаться на объемных академических выкладках, пусть и обильно сдобренных цветастыми диаграммами. В результате множится подмена смыслов, аудитория продолжает оставаться в заблуждении, следствием которого в ходе выборов оказывается парадоксальная ситуация, когда «электоральное болото» в оставшиеся после выявления рейтингов месяцы до выборов не только не уменьшилось, а еще и странным образом возросло.

Оправдания в этой связи в том, что целью было не максимально точно спрогнозировать результат выборов, а только лишь снять срез электоральных предпочтений в конкретный довыборный момент, должны оставаться в пользу бедных. По той простой причине, что срез политических предпочтений и срез электоральных настроений на самом деле обязан различаться. Результаты второго в отличие от первого в обязательном порядке преломляются сквозь тщательно изученное намерение избирателей голосовать. Если же производится голый замер поддержки тех или иных партий либо кандидатов, то речь идет о срезе политических предпочтений. Это если не брать во внимание, что преждевременно вообще говорить о каком-либо адекватном электоральном замере при помощи анкеты до того времени, как ЦИК не закрыл прием заявок от участников выборной гонки. Об этом еще упомянем позже, а пока что отметим один из ключевых выводов. Результат, полученный претендентами на выборах, всегда будет превосходить цифры поддержки, полученные по результатам опроса всех попавших в выборку респондентов. Отсюда и возникает иллюзия некоей «динамики», имеющей место в промежуток времени между временем опроса и днем голосования. В попытке объяснить такой не существующий феномен, авторы опросов пускаются в самые пространные толкования.

Прежде всего, ввиду того, что в предвыборном бюллетене не предусмотрена графа «затрудняюсь ответить». В довыборный период этот пункт опросных листов собирает весьма внушительную часть респондентов. Принято считать, что этот признак собирает тех, кто определяется в последний момент, как правило, примыкая к поддерживающим претендентов-тяжеловесов. До недавних пор именно «удачное» распределение («таяние») этой категории избирателей записывали себе в актив политтехнологи тех или иных политсил, а также комментаторы в стремлении пояснить упомянутую выше «динамику».

До недавних пор потому как налицо определенный рост апатии избирателей. Нет, они все еще продемонстрируют относительно высокий уровень электоральной мобилизации на ближайших выборах всеукраинского масштаба, но относительно высокий уровень этот будет в сравнении с ситуацией сугубо местных выборов образца осени 2010 года. Вообще в электоральной традиции постсоветских стран (и не только) налицо особенность, согласно которой наиболее мобилизующее воздействие на избирателя оказывают президентские выборы. На втором месте – парламентские и на третьем выборы в местные органы власти. В Украине до того момента, как выборы местные были объединены с парламентскими, проверить эту аналогию было проблематично. Но в 2010 году местные выборы зафиксировали рекордно низкую явку на участки, так что осенью 2012 года нас по всем правилам ожидает подтверждение вывода о мобилизационном потенциале волеизъявления в Верховную Раду. Несмотря на апатию граждан, данные фокус-групп показывают: общество «втягивается» в режим ожидания. Это значит, что протестные движения в начале 2012 года «сдают» не столько из-за весеннего авитаминоза или кануна «праздника жизни» по имени Евро-2012, на котором большинство украинцев окажутся чужими, сколько из-за ожидания формально узаконенной и привычной формы выбора себе какого-нибудь «покращення». Хотя гипертрофированность в наших условиях феномена предвыборного популизма с одной стороны и сознательная к тому готовность наших сограждан с другой и делает этот самый выбор легкомысленным.

Таким образом, мы затронули тему явки на грядущих выборах в парламент, предположив, что она приблизительно будет соответствовать показателям предыдущих выборов в парламент – 2006 и 2007 годов. Не станем в этой статье рассуждать, каким именно образом будет эволюционировать электоральная культура, и зафиксируют ли выборы какие-либо изменения, хотя отмена пункта «против всех» лишь подогревает стремление задаться таким вопросом. На уровне рабочей гипотезы предположим, что отмена пункта «против всех» в большей степени сработает на понижение явки. Тогда как оставшиеся политически активные избиратели в зависимости от локальной специфики все-таки распределяться в своей поддержке по списку наиболее вероятных партий-претендентов.

Более важной задачей статьи было обратить внимание на те методологические приемы, которые помогли бы коллегам социологам при замерах «электоральных предпочтений» точнее удовлетворять запрос общественности на прогнозирование результатов выборов при помощи исследований. Несмотря на то, что электоральные намерения граждан, как отмечается рядом исследователей, действительно нередко оказываются несформированными до самого момента голосования (пропорционально значимости выборов), в связи с чем основной задачей при прогнозировании исхода таких выборов становится не столько «измерение» этих далеко не всегда существующих намерений, сколько их реконструкция. Тем не менее, применив, ряд методик, углубляющих задачу, более «чуткий» инструментарий, можно было бы существенным образом приблизиться к по-настоящему прогнозным данным.

Комбинирование методов – массового опроса, экспертного опроса и метода фокус-групп считается идеальным в любой ситуации, когда требуется повышенная надежность данных. Недостижимым, как любой идеал, его делает объем материальных и временных издержек. Очевидными преимуществами обладает и смещение графика полевых этапов ближе к дню голосования, однако запрос на результаты электоральных опросов формируется задолго до узаконенного периода избирательной кампании. Наиболее доступные прогнозные возможности все же дает уточнение анкеты. Применение разного рода вопросов-индикаторов на выявление стойкости намерений избирателя голосовать с последующей статистической обработкой полученных данных в преломлении через непосредственно политические предпочтения в любом случае приблизит полученные данные к будущим результатам ЦИК, а аналитическим выкладкам на такой основе прибавит вес.

Не похоже на то, что проблема находится сугубо лишь в плоскости отсутствия адекватного формата обнародования данных. Обилие глубоких, уточняющих, особенно на начальном этапе выкладок, разумеется, выходит за рамки возможностей «молний» от информагентств, но подобное сужало бы помимо всего прочего и поле для внутреннего маркетинга исследовательских организаций посредством инструментов PR.

Выходит, что профессиональный подход в данном случае попросту идет вразрез с имиджевой мотивацией исследовательских фирм. Прагматичный маркетинговый подход, призывающий коллег вложением минимума затрат получать максимум имиджа накануне тех же самых выборов будет лишь продлевать жизнь теряющей надежность на фоне актуальной политической культуры граждан экспресс-социологии. А вместе с тем и далее вводить в заблуждение общественность или, как стало модным ныне выражаться, пространство «публичной политики».

© Денис Подъячев, Всеукраинская газета «День», №65, четверг, 12 апреля 2012
руководитель проектов компании «Украинский социологический стандарт», участник Острожского клуба


Денис Под'ячев

маркетолог, социолог, политолог

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *